Моторы

Как же я не люблю профилактику мотора… Это вроде того, как дети не любят визитов к зубному врачу. Вам открывают капот и начинают возиться внутри. И тебе не видно, что там делает механик, То он ткнёт куда-то отверткой, а то гаечный ключ сорвется с гайки… Брр…. Ну почему гаечные ключи у них всегда срываются с гаек, мне же от этого так больно! Это как человеку случайно ткнуть бором зубоврачебного аппарата в десну… Да, еще эти разговорчики механиков. Ну что, будем отрывать трубки охладительной системы? А аккуратно отвинтить их нельзя? Или как они говорят про мой замечательный 8-цилиндровый форсированный двигатель. Восемь горшков… Тоже мне умники, они даже слово цилиндр не в состоянии произнести. Сами вы одногоршковые! Такие мысли были у Маленького Самолетика перед очередным регламентным обслуживанием.
Единственное что его отвлекало от грустных размышлений так это красивые схемы и чертежи моторов, развешанные по стенам ремонтного ангара. Здесь были и совсем старые роторные двигатели с вращающимся блоком цилиндров. И мощные двухрядные звездообразные двигатели истребителей, и оппозитные двигатели современных пилотажных самолетов.
Только ради того чтобы изучать конструкции моторов, Маленький Самолетик терпел всю неприятную процедуру профилактики. Он даже представлял себя профессором моторных наук, рассказывающим совсем маленьким самолетикам лекцию о моторах.
Здравствуйте, я профессор моторных наук, и сегодня расскажу вам о истории развития авиационных двигателей от парового, до реактивного. Давным-давно, когда на земле только-только появились самолеты, на них ставили бензиновые поршневые двигатели. Кстати, подумал по себя самолетик, а эти механики хоть знают, что происходит в цилиндре на третьем такте цикла работы двигателя? Он улыбнулся и продолжал… Однажды кто-то даже хотел установить на самолет паровой двигатель от паровоза, но вы понимаете что с таким тяжелым мотором не сможет взлететь ни один самолет на свете. И вот когда поршневые моторы становились все мощнее и мощнее, конструкторы заметили, что даже самый мощный бензиновый поршневой мотор не может разогнать самолет быстрее скорости в 800 километров в час. Ставили и два и три таких двигателя, а ничего не получалось. Изобретатели предлагали разные варианты, некоторые думали, что теперь надо на самолеты устанавливать ракетные двигатели.
Ракетные двигатели уже могли разгонять самолеты даже до сверхзвуковой скорости. Была только одна беда - кроме топлива теперь в дополнительных баках надо было еще возить с собой специальную жидкость – окислитель. Больше ничего такой самолет не мог поднять в воздух, иногда даже не могли на них установить шасси, не было места. Всё пространство занимали баки с топливом и окислителем. Нет, подумали конструкторы, ракетные двигатели - не для самолетов.
А один изобретатель принес на авиационный завод трубу с какими-то крыльчатками внутри, и назвал свою трубу турбореактивным двигателем. Никто из механиков и конструкторов не верил, что простая труба может быть новым типом двигателя. А изобретатель подключил её к топливному баку, раскрутил крыльчатку, дал зажигание и из неё с воем и свистом вырвался сноп пламени. Много труда пришлось приложить конструкторам, чтобы турбореактивный двигатель стал тихим, мощным и безопасным. Вы теперь в аэропортах всего мира можете видеть их на самолетах. Конечно, они выглядят не так красиво как наши поршневые и похожи на толстые бочки, прикрученные к крыльям.
На этом моменте лекция Маленького Самолетик была прервана звуком закрывающегося капота, и голосами механиков, - Готово! Профилактика закончена, закатывай следующего… Механики откатили самолетика в его ангар и занялись следующим самолетом.
М-да…, на этот раз обошлось без неприятностей, подумал Маленький Самолётик, но все равно попрошу Мышку, чтобы она проверила, не забыли ли эти одногоршковые механики прикрутить все гайки и винты, не протекают ли шланги, а то будет еще как в прошлый раз…
А вот как было в прошлый раз, я расскажу вам завтра. А теперь Спокойной Ночи, Маленький Самолетик! - сказал он сам себе и через минуту уже сладко спал в своем ангаре.